Нужно ли России прощать должников?

Венесуэла не вернула России 950 миллионов долларов  из ­3 ­млрд, взятых в долг в 2012-2013 годы. В этом государстве царит кризис, денег на выплаты по долгам нет.

Андрей Суздальцев, замдекана факультета мировой политики и мировой экономики НИУ ВШЭ:

«Каждый раз, когда мы даём взаймы какой-то стране, нужно взвешивать выгоды и риски. Что касается Венесуэлы, там работают наши нефтедобытчики, при этом на весьма хороших условиях. Венесуэльские власти рассматривают РФ в качестве значимого парт­нёра. Наши стратегические бомбардировщики летали в том направлении с «дружественным визитом». В случае если мы внезапно начнём закручивать гайки, потребовать деньги любой ценой — имеетсяриск, что наши компании из Венесуэлы по­просят убраться. Мы лишимся политического союзника (Венесуэла — одна из 11 государств, каковые при голосовании в ООН практически признали Крым русским). И в итоге потеряем намного больше, чем на данный момент, когда соглашаемся на отсрочку выплат.

С другой стороны, прощение долга Киргизии приводит к вопросам. Потенциально это весьма небедная страна, которая способна осуществлять контроль всю гидроэнергетику в Центральной Азии. И в случае, если с той же Кубы нам, не считая сахара, забрать особо нечего, то у Киргизии хорошие возможности. Да и в целом сомневаюсь, что бюджетники и наши пенсионеры готовы туже затянуть пояса, дабы подарить кому-то миллиарды долларов. Тем более, что своим гражданам в Российской Федерации долги в большинстве случаев не прощают — ни налоговые, ни коммунальные.

Стоит присмотреться к опыту Китая. Он кредитует другие страны весьма нехотя и на весьма твёрдых условиях. Китайские кредиты в большинстве случаев связанные, другими словами они даются под поставки китайских же товаров. В любом случае вопросы финансирования чужих стран стоит обсуждать публично, скажем, на слушаниях в парламенте. Плательщики налогов вправе знать, кому и для чего из их кармана выплачиваются (либо тем более прощаются) огромные суммы».